Сайт Геннадия Мирошниченко

genmir2@yandex.ru или poetbrat@yandex.ru

Навигация в наших сайтах осуществляется через тематическое меню:

Общее содержание ресурсов Геннадия Мира

Портал Духовных концепций

* Содержание Портала genmir.ru * Текущие новости

* Комментарии в Портале

Поиск


В Google

В genmir.ru

Содержание некоторых тематических блоков:

* Доска Объявлений

* Текущие новости

* Критериальное

* Содержание литературных страниц ресурсов Геннадия Мира

* Наша музыка

* Наши Конкурсы, Проекты, журналы и альманахи

* Победители наших Конкурсов

* Правила оформления рукописей

* Мы готовы создать Вам сайт в составе нашего ресурса в разделах Поэзия или в разделе Проза

Служебные страницы:

* Рассылки новостей ресурсов Геннадия Мира

* Погода и курс валют

* Пожертвования

* Ссылки

* Наши кнопки

* RSS - новости

* "Критериальность" в портале ВОЗ

* RSS Портала ВОЗ

* Статьи Г. Мира во Всероссийский Гражданский Конгресс и Civitas

* Размышление критика  *  2008  *  2007  *  Ранний период

Размышление критика Сергея Норильского (С. Щеглова)о поэме Г. Мира «Отражение»

Из океана злобы выловишь только чудовищ гибели

Когда я напишу «Двенадцать»,

Не пожимайте мне руки!

Евг. Евтушенко

«Набор тщательно выверенных и ладно соединённых слов. Игра словами. Но сие – не цель поэзии. Может быть, одно из средств», – так думал я, начиная читать поэму об ушедших друзьях «Отражение» Геннадия Мирошниченко, напечатанную в литературном альманахе «У засечной полосы» (Щёкино, 2007).

Ещё думал: «А что такое поэма?». Ведь это не собрание стихов – кандидатов в афоризмы, стихотворных фрагментов, загадок, шарад. Вроде вот такого:

 

Восход веков томился над Элладой –

Слепой Гомер кормился Илиадой.

 

Или недоступное моему пониманию:

 

Одни и те же заданы вопросы

Моим друзьям и мне. Ответы где? –

Кристаллы голубые купороса,

Они растаяли

в накрывшем нас

дожде.

 

Лишь изредка попадается понятная простым смертным мысль:

 

Может, зависть,

а может, испуг –

Почему я – один?

Почему –

друг не друг?

Отчего,

разгораясь,

зудит в тишине –

Может,

дело – не в нём,

может, дело – во мне?

 

А вот яркий, оригинальный образ – не редкость:

 

Сколько звёзд!..

Сколько в Небе

погасших

костров!

 

Чем дальше продвигался в чтении, тем больше встречалось истинно поэтического. Но и вопросы множились. Рубленные строчки сменяются обычными, традиционными. Где рубеж, где обоснование? Пытаюсь отыскать – бесполезно. Своеволие поэта? Ну да, хозяин – барин! Однако, тот мастер (Г.М. – В. Маяковский) почему разрубал строки? Да чтобы избежать вот такого «Шибанов молчал. Из пронзённой ноги…».

Кстати, о подражаниях. Ведь невольно вспоминается из того же источника: «Не делайте под Маяковского…».

Появлялось желание поставить книгу на полку и тем завершить знакомство. Всего, что печатают, не прочитаешь.

Но что-то удерживало. В таких ситуациях нелишне руководствоваться советом ещё одного маститого стихотворца: «Прочти хотя б до половины. Авось, прочтёшь и до конца». Читаю, продвигаюсь. Но сверлит: сколько раз такое продвижение оборачивалось элементарной потерей времени!

И всё-таки хотелось убедиться: что передо мной? Набор тщательно выверенных слов, рифм, аллитераций, среди которых есть несомненные блёстки поэзии, или нечто большее?

Терпение вознаграждалось. Всё больше появлялось восклицательных знаков – действительных, а не от скепсиса или иронии.

 

Да здравствует Жизнь!

Чтобы в ней не слыхали,

Что где-нибудь

кто-то

кормился

стихами!

 

Вот это здорово. Мне такое близко.

Продвигаюсь, продвигаюсь… Вижу: произведенное строится из рассказов. Рассказ первый: Призвание. Гм… Неясно. Рассказ второй: О времени. С трудом доступно. Рассказ третий: Солдат. Ну, тут всё просто. Ничего нового. (Может, ПРОЯСНИТСЯ В ДАЛЬНЕЙШЕМ?). рассказ четвёртый: Идеалы. Стоп! Что-то начинается. Что-то настоящее. Доступное мне, грешному. Посмотрим, посмотрим.

 

А нас убьёт

пренебреженье,

По душам родственным

движенье

Отрав

из ядовитых трав

Проросших в нас

обманных прав

На обладание друг другом…

 

Раскрывается тема отсутствия друга, причин такого несчастья.

Или вот – боль нашего времени:

 

Сколько нынче свободных

От мужей,

от детей,

от семей,

От отцовств,

ОТ ЛЮБВЕЙ,

От безумства ночей!

 

(От последнего, впрочем, свободных мало, эка невидаль!)

Сталкиваются афоризмы: «Свободные не ведают темницы» и «Так смертный враг кокетству жизни праздной – семейной скуки вопль однообразный». По-пушкински: мысль, образ, музыка.

Четвёртый рассказ потрясает искренностью, интимностью, драматизмом переживаний, знакомых если не каждому, то многим и многим. Вспоминаются вершины: «Облако в штанах», «Про это».

Рассказ пятый: Жить. Пошли одни восклицательные знаки. (Действительные!).

 

Не умирай, пока живёшь!

 

Когда ты от борьбы устанешь

И, обессиленный, не встанешь,

Не умирай, пока живёшь!

 

Страшный образ фальшивого друга, презренного Яго доверчивых душ, мистически сверкает в рассказе:

 

Ты пришёл?

И уйди!

Без души не понять.

Совесть нужно свою –

и одну,

словно мать,

И не прятать прозрачно,

как сахар в воде.

Наскрести ли в суде,

коль прорехи –

в стыде?

 

Ужас. Мрак.

Но вот рассказ шестой: Весна. Можно, оказывается жить без любви, без друга. Так утверждает автор. А что же ту весну породило? Ну, что порождает весну… Она неизбежно рано или поздно приходит сама по себе. Естественный ход природы.

Повествование завершается. Заключение «от автора» подводит черту под всеми рассказами. Хочется светлого финала. Ну, не финала, так хотя бы какого-то философского вывода.

«Облако в штанах» оборачивалось в 1915 году чудовищным бунтом, призывом крепить у мира на горле пролетариата пальцы. Три ГОДА СПУСТЯ ДРУГОЙ ВЕЛИКИЙ ПОЭТ ДАЛ слово героям: «Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем».

Геннадий Мирошниченко в другое время по-своему выстрадал своё. И лирическому герою вместо пальцев на горле и мировых пожаров в крови даёт Весну в награду. Вместо отчаяния бунтаря, достававшего из-за голенища сапожный ножик и рвавшегося с ним на Господа Бога за то, что Тот не замечает человеческих страданий. Кто-то всё-таки понял: ничего путного из океана злобы не выловишь. Мирошниченко оказывается мудрее Маяковского. И хоть не осмелится наш стихотворец сказать агитатору-горлану-главарю: «Мы стоим почти что рядом» – но чувства добрые смельчак пробуждает. И это есть хорошо. Во всяком случае лучше, чем пробуждать злобу.

А что касается времени… Пройдя через его горы и пропасти (если сумеют!), наши уважаемые товарищи потомки, может быть, увидят, окажется ли век двадцать первый мудрее двадцатого:

 

Года размалывают зубы

И утончают оптимизм,

И мысли – памяти простуды –

Перетрясают организм

И прибавляют по довеску:

То – благородную болезнь,

То – взор, начищенный до блеска,

То – равнодушие,

то – лесть.

 

Итак, дочитал. И не только не жаль потраченного времени, но чувствую себя обогащённым. Мирошниченко написал ПОЭМУ. Можете, если угодно, не пожимать ему руки.

 

14.02.08                                                     Сергей Норильский

 

* Коллапс экономики и культ смерти как критерии нашей жизни * Пакт глобального Мира * Смена парадигмы жизни – обязательное условие выхода человечества из мирового кризиса  * Что такое критерий

19.09.2014

© Мирошниченко Г.Г., 2013